avn_msk (avn_msk) wrote,
avn_msk
avn_msk

Categories:

РАЗГАДКА ЧЕРНОБЫЛЯ: ЯДЕРНАЯ ДИВЕРСИЯ! (3)

6.

           Чрезвычайно интересно, что со второй половины 80-х прекратилось или свелось почти в ноль строительство АЭС и в США, и в Германии.

                При этом провалились попытки создания реакторов на быстрых нейтронах «Феникс» и «Суперфеникс» (оба - Франция). США не вышли из стадии маломощных исследовательских реакторов этого важнейшего класса. Единственной страной, которая оказалась способной создавать жизнеспособные реакторы на быстрых нейтронах, оказался СССР, а сегодня - Россия. На п-ве Мангышлак (Казахстан) уже в постсоветские годы доработал свой ресурс и был заглушен реактор на быстрых нейтронах БН-350. По сей день честно работает выработавший свой 30-летний ресурс, который по крайней мере в 2008 году планировалось продлить на 15 лет, реактор БН-600. Строится БН-800. В современном мире о планах создания реакторов этого типа заявили Китай и Индия. Но пока их
умеет делать только Россия.

                Без реакторов на быстрых нейтронах человечество быстро накапливает опасный отход плутоний. Менее четверти накопленного плутония используется в ядерном оружии. Остальное - надо «сжигать». Сжигать в реакторах на быстрых нейтронах, которых категорически нет. Да и серьезное воспроизводство ядерного топлива, за счет превращения U-238 в плутоний, невозможно без реакторов на быстрых нейтронах. А без превращения U-238 в топливо, при существовании только ядерной энергетики на тепловых нейтронах, имеющихся разведанных запасов урана человечеству хватит очень не на долго. И это в условиях, когда достигнут предел роста мировой добычи и мировых разведанных запасов нефти. Когда неуклонно снижается количество нефти, добываемой фонтанным способом, ее приходится выкачивать из недр. Из-за роста расходов на добычу и транспортировку, из-за роста непроизводительного потребления нефтепродуктов (сжигания их в индивидуальном легковом автотранспорте) энерговооруженность человечества уже
падает. А развитие потребления нефти в странах, которые ранее потребляли ее относительно мало, - давит на традиционных потребителей из числа стран т.н. «золотого миллиарда». Китай 2010 года - это страна, потребляющая четверть мирового производства энергии, превысившая по этому показателю США. При этом Китай потребляет 1/8 мировой годовой добычи нефти, повысив ее потребление за первое десятилетие 21 века вдвое. Половина современного китайского потребления нефти покрывается импортом. Это уже серьезное давление на рынок нефти. 200 миллионов тонн нефти из 2900 млн. тонн мировой добычи за своими пределами Китай перевел на себя. Ничего безнравственного. Китай - мировая фабрика. Но при этом современный дефицит дизельного топлива в Западной Европе составляет 50 млн.т в год - пятую часть ее потребления этого вида моторного топлива. Евро-американская цивилизация в энергетической сфере начала пятиться. А без мощной энергетики - она ничто.


           В таких условиях происходит остановка развития атомной энергетики ведущих стран. При этом никакого развития не получает энергетика реакторов на быстрых нейтронах.       

                А новые, перспективные виды энергетики?

                В 1997 году автор данной статьи оказался на международной научной конференции по термоядерному реактору ИТЕР в г.Обнинске. Без доклада. Как-то удалось попасть. Врезалось в память недоумение ученых из России, которые читали полноценные научные доклады, а от своих западных коллег слышали бизнес-планы. К такому-то сроку улучшить показатели радиационной стойкости стеночного жаропрочного материала на порядок, к такому-то - еще на порядок. Это был сумасшедший дом, которому кто-то позволил именовать себя наукой.

                Сразу же стало ясно, что ни о каком пуске термоядерного реактора в 2005 году при таком подходе рассчитывать не следует. Слепому видно. Международному научному сообществу предоставили возможность бессмысленно проедать деньги и создавать дымовую завесу якобы кипучей деятельности. Балаган.

                Японская делегация докладывала о своих успехах в создании жаропрочных сплавов для ИТЕР на основе ниобия, ни словом не упомянув о том,
что успехи достигались в Москве, на Ленинском проспекте, 49 в лабораториях ИМЕТ РАН - за японские деньги. Торжество денег над умом и знанием. Главный смысл ИТЕР.

                Причем здесь Чернобыль? В нашей стране Чернобыль
стал поводом для остановки развития атомно-энергетических программ.

           Давайте их вспомним. Есть, что вспоминать!

                С конца 1950-х годов в СССР ежегодно вводились электрогенерирующие мощности в темпе 10 ГВт в год. При 30-летнем номинальном ресурсе эти мощности к концу 80-х должны были заменяться по схеме 5 ГВт тепловых электростанций и 5 ГВт атомных в год. Такая, казалось бы, простая замена не была энергетической стагнацией. Тепловые электростанции на угле после ввода их в эксплуатацию имеют типичную наработку 5000 часов в год. К завершению ресурса из-за всевозможных поломок снижается и наработка этих электростанций - типично до 2000 часов. Атомные электростанции имеют типичную наработку 7000 часов в год. У атомных электростанций тоже есть свои проблемы с выходом из строя оборудования. Но этот вид электроэнергетики является одним из наименее подверженных остановкам. Есть показатель безопасности АЭС - количество остановов реакторов по причинам аварий или предпосылок к авариям. Типичная цифра для атомной энергетики России середины 90-х была 0.34-0.36 реакторо-остановов в год. Одна остановка по причинам технических неполадок в год. При этом АЭС допускают продление сроков эксплуатации до 45 и даже до 60 лет. Фактически замена 5 ГВт тепловых мощностей атомными позволяла достаточно быстро наращивать вооруженность экономики электроэнергией.

                Какие проекты были связаны с развитием атомной энергетики?

                Прежде всего, проект
атомного теплоснабжения городов в зоне недостаточной обеспеченности доступным топливом. Был создан проект атомной теплоэлектроцентрали АСТ-500. Начато строительство этой АТЭЦ в Горьком (ныне Нижний Новгород). В числе городов, в которых планировалось вводить атомное теплоснабжение, числились Воронеж, Одесса, Минск. Параллельно велись разработки малых АТЭЦ для обеспечения теплом и электричеством малых поселений Дальнего Востока и Севера. Речь о железнодорожных и плавучих АТЭЦ.  А первая АТЭЦ с несколькими реакторами малой мощности прошла уже через опыт безаварийной эксплуатации на Билибинской АТЭЦ на Чукотке.

                Был проект
развития нефтепереработки на основе высокотемпературного газового реактора. На нефтеперерабатывающих заводах СССР при производстве каждых двух тонн нефтепродуктов сжигалась одна тонна нефти. Сейчас после множественных модернизаций коэффициент использования нефти доведен до 70-72%. На вылизанных до предела НПЗ западного мира коэффициент использования нефти доведен до 90-95% (если это не полуправда). Но для нашей страны с НПЗ, построенными преимущественно в 60-е, такой высокий коэффициент недостижим. Только за счет нового строительства, а оно весьма капиталоемкое.

                Сейчас в России приблизительно половина нефти идет в переработку на НПЗ. И это все практически только на НПЗ, построенных в советское время. Сейчас Россией не достигнут еще советский уровень общего объема нефтепереработки. Таким образом, замена устаревших тепловых НПЗ атомными на их техническом уровне середины 80-х позволяла экономить
каждую третью тонну перерабатываемой нефти, а по сопоставлению с современным техническим уровнем российских НПЗ - более, чем каждую четвертую, что выливается в 1/7 общей нефтедобычи. 70 млн. тонн нефти из современной нефтедобычи России можно было бы высвободить с помощью атомных НПЗ. Да еще и коэффициент использования энергии был бы выше. Проектирование шло на том самом уровне технического совершенства, который присущ западным НПЗ. Под первый атомный НПЗ уже готовилась площадка в Татарии. И был заключен договор о поставке высокотемпературного газового реактора из ФРГ.

                Третий важный проект -
плазменная металлургия. Речь идет о восстановлении металла из руды водородом в плазменных реакторах. Традиционная угольная металлургия требует 4 тонн угля для производства 1 тонны стали. Это гигантские объемы добычи и гигантские перевозки, учитывая географию наших рудных месторождений и месторождений угля. Проект плазменной металлургии делал их ненужными. Водород для плазменных реакторов мог спокойно вырабатываться электролизом воды за счет энергии небольшой АЭС, которую можно было держать в базовом, наиболее оптимальном режиме постоянной мощности. К середине 80-х построенные в годы индустриализации Магнитогорский, Нижнетагильский металлургические комбинаты уже дышали на ладан. Они морально устарели и физически износились. Их надо было чем-то заменять. Плазменная металлургия была адекватной заменой.

                Плазменные реакторы были абсолютно реальной заменой. К перестройке все предварительные исследования уже были выполнены. Было выяснено, что рентабельное использование плазменных металлургических реакторов возможно, начиная с объемов производства 200 тысяч тонн в год, в то время, как доменный цикл обычной угольной металлургии становился рентабельным с 2 млн. т. На научном уровне все уже было сделано. Готовился крупномасштабный экономический эксперимент. Обратим внимание. 200 тысяч тонн металла как условие рентабельности означали возможность размещения металлургии
практически в любом регионе, обслуживая его потребность в металле. При этом есть еще одна важная особенность. Плазменный реактор может работать с бедными рудами. Можно включать в экономику ранее не имевшие промышленной ценности малые и средние местные месторождения бедных руд. Металлургию можно было спускать на региональный уровень даже по сырью. 200 тысяч тонн - реалистичный объем и для микробиологического концентрирования железа в конкрециях. Колонии некоторых бактерий способны концентрировать отдельные, свойственные для этого вида бактерий, элементы. Болотная руда, на основе которой строилась металлургия средневековья, - результат именно такой природной микробиологической концентрации металла. Новое - хорошо забытое старое. На новом уровне. Возникает возможность не выискивать и разбирать гигантские природные месторождения, но управляемо концентрировать, возделывать нужное человеку сырье. Новый уклад жизни. И это не фантастика. Сейчас микробиологическое концентрирование применяется в золотодобыче. Можно концентрировать и рассеянный в воде уран. Но для железа, которое сегодня является главным металлом человеческой цивилизации, вопрос об объеме производства слишком серьезен.

                Ныне, после смерти завлаба д.т.н.Цветкова, занимавшегося вопросом плазменной металлургии лаборатории ИМЕТ РАН
не существует. Автор, учившийся в аспирантуре ИМЕТ РАН в родственной Лаборатории лазерной металлургии, тем не менее застал и проф.Цветкова, которому сдавал вступительный экзамен по специальности, и этот забытый ныне проект. Он предлагался Европейскому Союзу для совместной реализации. Ответ: на выполнение такой программы был способен только Советский Союз. ЕС для этого слабоват.

           Последний из известных автору крупных проектов - это транспорт на водородном топливе. Первый самолет с водородным двигателем уже летал. Водородное моторное топливо особо важно для краев, куда моторные топлива приходится завозить. На Чукотке накапливались гигантские кладбища бензиновых бочек. Везти назад их было крайне невыгодно. Легче выкинуть. АЭС, способная вырабатывать водород из воды в любом регионе, гарантирует самообеспечение моторным топливом.

                Все программы перечеркнула Чернобыльская авария. Точнее,
перечеркнул генсек ЦК КПСС М.С.Горбачев, воспользовавшись аварией как поводом. Конечно, остановить начатое и уже развернутое строительство АЭС в СССР было непросто. Силы, настаивавшие на дальнейшем развитии атомной энергетики, в нашей стране были достаточно мощными. Сама авария в том формате, в котором она состоялась, не привела к пугающе катастрофическим последствиям. Но зато строительство АЭС за вторую половину 80-х прекратилось в США и Германии.

7.

                В нашей же стране в 1992 году президент Б.Н.Ельцин дал атомной энергетике зеленый свет. Тем не менее, борьба против нее не прекратилась. Она перешла в другие формы. В том числе,
тайные. Большая опасность подстерегала атомную энергетику со стороны строительного сектора.

                Реактор является мощным источником гамма-излучения и нейтронов. Для того, чтобы погасить эти потоки, реактор одевают в так называемую радиационную защиту. Как показали эксперименты еще 50-х годов, приблизительно 2 метра обычного бетона оказываются достаточны для того, чтобы обеспечить радиационную безопасность реактора. Но 2 метра - это очень большая толщина. Внутри этих двух метров оказываются участки коммуникаций, к которым не подступишься. Резко возрастают габариты всего энергетического сооружения. Возрастает стоимость, трудоемкость. А где-то по условиям эксплуатации реактора просто невозможно защищать его такой толстой радиационной защитой, потому что требуется обслуживание оборудования, которое невозможно удалить от реактора.

                Решение заключалось в использовании материалов с повышенной плотностью. Если обычный тяжелый бетон имеет плотность 2200-2300 кг/куб.м, то используемые в радиационной защите реакторов особо тяжелые бетоны имеют плотность 2900, 3350, 4100, 4400 кг/куб.м. На заре атомной эры высокая плотность бетонов РЗ достигалось использованием в составе бетона вместо щебня из обычных минеральных пород железных руд или подсыпкой в бетон стальной дроби или т.н. скрапа. Укладка подобных бетонов весьма трудоемка. Если бетон жидкий, то тяжелые руды или дробь пытаются утонуть. Получается либо перерасход металла и неправомерное утяжеление конструкции, опасное для нижестоящих конструкций, либо неравномерная плотность. Участки бетонной отливки, которые оказались обеднены металлическими или рудными заполнителями, - это радиационные свищи, делающие опасным обслуживание реактора. Поэтому особо тяжелые бетоны делали жесткими. Они не расползаются и тем более не текут. Их можно подавать к месту бетонирования только бадьями, а укладывать только лопатой да еще и со штыкованием - проталкиванием смеси через прутья арматуры. Жесткие бетоны необходимо постоянно вибрировать, буквально через несколько сантиметров укладки. Постоянно контролировать плотность уложенного бетона. В частности, в нашей стране для этого использовался специально разработанный изотопный датчик, который, впрочем, не был способен обеспечить необходимую точность измерений плотности. В ходе стройки укладку особо тяжелых бетонов курировал представитель разрабатывавшего бетон научного учреждения.

                Но были и другие важные недостатки. На месторождениях руда имеет разное содержание железа от места к месту. Добывающие предприятия заранее планируют последовательность выемки руды с тем, чтобы смешивать бедные руды с богатыми и получать смесь с более-менее ровным содержанием приблизительно 50% железа. Иначе возникают трудности уже у металлургов. В бетоне радиационной защиты такое среднее уже не пройдет. Нужна руда с высоким и ровным содержанием железа около 70% - т.е. необходимо требовать лучшие руды, которые горнодобывающий комбинат не может отдавать без изменения планов выемки, иначе проседает качество его основной продукции.

                Но и это не все. Химический состав примесей, которые могут оказаться в руде, меняется от места к месту даже в пределах одного карьера. И некоторые примеси могут быть совершенно недопустимы в бетоне, которому предстоит десятилетиями находиться под воздействием высоких температур и радиации. Например, окись магния. При повышенной температуре бетон с этой примесью рассыпается. Сульфиды и сульфаты под действием радиации образуют внутри бетона серную кислоту, способную разъедать арматуру конструкции.  Опасными для радиационной защиты являются примеси щелочных металлов, минералы, которые меняют фазовый состав с изменением плотности. Это известно из стандарта США 1985 года. В СССР подобного комплексного исследования не проводили, соответствующие нормативы на допустимое содержание примесей не были выработаны. Научные силы, привлеченные к соответствующим работам были не велики. В принципе, сейчас можно было бы воспользоваться американскими нормативами, коль они уже выработаны. Но и нормативы тоже не сами по себе. Это целый комплекс методик измерений и контроля, соответствующий развитый парк контрольного и измерительного оборудования. И в любом случае стройки должны быть оснащены серьезной геолого-строительной лабораторией, осуществляющей непрерывный входной контроль качества поступающего бетонного сырья. К лету 2009 года ничего подобного в России не было. По большому счету новый этап атомно-энергетического строительства по части радиационной защиты мог оказаться обречен.

                Но в СССР было найдено удивительно красивое решение. Вместо рудного щебня воспользовались окатышами горно-обогатительного комбината. Они имеют стабильный химический и гранулометрический состав, стабильную гарантированную плотность. Вместо песка применили окалину металлургического комбината. Получили раствор, весьма близкий по плотности к плотности окатышей. Окатыши в нем не тонут и не всплывают. А потому такой особо тяжелый бетон можно делать пластичным, подвижным. Можно возить в автобетоносмесителях, подавать через хоботы бетононасосов даже внутрь уже построенных корпусов. Можно сбрасывать с высоты несколько метров и укладывать так называемым гравитационным методом - без вибрирования.

                По сравнению с особо тяжелыми бетонами зари атомной эры экономия живого труда составила 20 человеко-часов на каждом кубометре радиационной защиты. Отливка монолитной шахты реактора на Запорожской АЭС ускорила строительство энергоблока на 3 месяца. Указанные бетоны и их технологии были внедрены на строительстве 28 энергоблоков СССР и стран СЭВ. Международная группа ученых стран СЭВ в 1985-90 годах разработала и комплексный нормативный материал, регулирующий и применение бетонов радиационной защиты, и организацию бетонных работ на строительстве АЭС.

                Сразу же после исчезновения СССР данный готовый, но еще не подписанный норматив
забыли. Забыли про существование прогрессивных бетонов на окатышах и окалине, про прогрессивные технологии их применения. Во всяком случае, при строительстве двух атомных энергоблоков в Китае вернулись к бетонам с рудными заполнителями. Благо за качество строительства отвечала китайская сторона. Китай остался социалистическим. С соответствующей высокой дисциплиной труда. Ничего страшного не произошло.

                Между тем в России даже из СНиП (строительные нормы и правила) еще советского периода (1987 года)
были изъяты фразы, касающиеся особенностей подхода к работам с особо тяжелыми бетонами радиационной защиты. СНиПы устаревают, на смену им приходят новые. Но чтобы изменять текст старого СНиП? - И все-таки это произошло. Тихо и незаметно. Обнаружил странную подмену текста человек, который в свое время лично добивался включения в СНиП фраз про особенности работы с особо тяжелыми бетонами.

                У инженера-строителя, таким образом, исчезла сама подсказка о том, что работать-то ему надо не с чем-то обычным. А бетон, укрывающий реактор, не сломаешь и не перестроишь. Он активирован потоками нейтронов.

                Подобное не может быть объяснено ничем, кроме
сознательного организованного вредительства. Преступления, совершаемого против атомной энергетики России.

                Положение усугублялось тем, что в течение 90-х годов организации-разработчики бетонов радиационной защиты одна за другой
исчезли. Один за другим уходили из жизни специалисты. На сегодняшний день в России остался последний живой специалист-разработчик бетонов радиационной защиты с опытом внедрения на стройках АЭС, да и тот на пенсии.

                Если в современных условиях строить АЭС, а строительство таки возобновилось, то применение в радиационной защите особо тяжелых бетонов зари атомной эры чревато тем, что потерявшие понимание смысла работ, не имеющие над собой кураторов строители, построят радиационную защиту так, что либо после пуска выяснится недопустимость эксплуатации реакторов, либо у защиты может оказаться  недопустимо короткий ресурс.

                Строительство радиационной защиты - это чрезвычайно узкое место для российской атомной энергетики. Машиностроителей, создающих  реакторное и сервисное оборудование, достаточно много. Строителей тоже. А вот на стыке реактора и стройки - пустота. Ни исследовательских лабораторий, ни специалистов, ни норм, из которых можно было бы почерпнуть информацию, как что укладывать, что контролировать по ходу стройки. Даже при приемке объектов радиационной защиты
не на что ориентироваться.

           И единственный тип бетонов радиационной защиты, который мог бы решить проблемы только потому, что он сам укладывается как надо, - затоптан в забвение.

                В постсоветское время диверсия, нацеленная на недопущение развития атомной энергетики, как видим, продолжилась. Была найдена область, слабо обеспеченная кадрами и учреждениями. Почти незаметная. И именно в ней закладывалась мина замедленного действия. Действительно, планы правительственной программы АЭС-2006 предусматривали строительство 2-4 реакторов в год. А сама стройка занимает по нынешним временам до 6 лет. Относительно малые объемы укладываемых особо тяжелых бетонов всего-то около1500 кубометров на энергоблок, будучи неграмотно уложены, угрожают сделать бессмысленным труд и строителей реактора, и строителей собственно АЭС. И это выявилось бы очень не скоро. Это действительно мина, имевшая перспективу похоронить российскую атомную энергетику.

                Нельзя не упомянуть и некоторые другие эпизоды этой настоящей
тайной войны против атомной энергетики.

                В ноябре 2003 года в ведущем НИИ Железобетона (ВНИИЖБ) проходила защита кандидатской диссертации. Тема - высокотемпературный бетон для реактора нового поколения на быстрых нейтронах со свинцовым теплоносителем БРЕСТ-ОД-300. Специфика этих бетонов в том, что они должны были работать в непосредственном контакте с т.н. лайнером реактора. При охлаждении и разогреве реактора геометрические размеры лайнера меняются в соответствии с коэффициентом теплового расширения. Разработчики реактора поставили задачу создания бетонов, которые будут изменять свои геометрические размеры с таким же коэффициентом температурного расширения. Были назначены необходимые требования по жаростойкости, по прочности, радиационной стойкости. Указанные требования разработчики выполнили. А на защите началась вакханалия. Отдельные члены диссертационного совета
атаковали разработку, исходя из неких надуманных требований, потоком замечаний, обвинений и сбивающих с толку вопросов мешали отвечать диссертанту. Защите грозил провал. Он означал заодно и научный разгром самого подхода, при котором бетоны разрабатываются под нужды конструкторов реакторного оборудования. Прямым текстом звучало: есть стандартные бетоны с известными качествами, пусть к ним и приспосабливают технику. Для БРЕСТ-ОД-300 это означало бы полное новое проектирование вплоть до зачеркивания самой идеи реактора.

                Напомним, в мире сейчас нет другой страны, способной строить жизнеспособные реакторы на быстрых нейтронах, кроме России. А БРЕСТ-ОД-300 это еще и уникальный реактор нового поколения, имеющий максимальную степень заложенной в саму его конструкцию безопасности.

                Атаке по сути подвергалась именно эта разработка. И это не было случайностью.

                На защите атаку удалось отбить. Сделал это упомянутый выше последний из живых разработчик особо тяжелых бетонов для АЭС лауреат Премии Правительства РФ к.т.н. В.П.Поспелов. Он, кстати, является и автором выше описанных  прогрессивных особо тяжелых бетонов радиационной защиты на окатышах и окалине. Он же и обнаружил упомянутое
странное изменение в СНиПе.

                После защиты к нему подходили знакомые специалисты других НИИ и лабораторий, которые не высказались в пользу диссертационной работы. Благодарили и объяснялись.
Они были предупреждены, что высказывания в пользу диссертанта может привести их организации к финансовым проблемам. Не получат заказов, не получат бюджетного финансирования, не смогут сдать уже выполняемые работы и пр.

                Новую технику чрезвычайно необходимой человечеству атомной энергетики на быстрых нейтронах, получается, атаковали те, кто были допущены к распределению денег. Представители пресловутых «эффективных менеджеров» в науке.

                Этот параграф мы все-таки закончим на оптимистической ноте. За 2006-2009 годы удалось вернуть из исторического небытия упомянутые выше бетоны на окалине и окатышах. Сначала написанием книги В.П.Поспелов, А.Ф.Миренков, С.Г.Покровский. «Бетоны радиационной защиты АЭС». М. ООО «Август-Борг»,-2006-652 с. Потом через конференции и непосредственную переписку с руководством концерна Энергоатом. Летом 2010 года появилась информация о том, что указанные бетоны назначены в стройку.

                Предшествовавший акт сопротивления 2009 года был чисто монетарным. Был назначен конкурс на выполнение уже принятой в план Энергоатома разработки. Небольшой подменой в формулировке темы она была сильно расширена. И вместо единственного возможного компетентного разработчика тема ушла в организацию, в принципе никогда не занимавшуюся бетонами радиационной защиты.

                Как видим, этой организации все-таки пришлось ими заняться, причем в нужном русле.

                Интересно, что даже после назначения прогрессивных бетонов в стройку также не обошлось без подножки. Новым разработчикам в техническом задании был назначен
принципиально недостижимый на этих бетонах показатель морозостойкости. Разумеется, у назначенных разработчиков ничего не получалось. А ведь радиационная защита работает в теплом здании в контакте с горячим реактором, с горячими трубопроводами, с горячим главным циркуляционным насосом. Какая морозостойкость? Это к разговору о методах, какими пытаются вредить атомной энергетике.

                Но и здесь ситуацию удалось переломить. Сейчас ТЗ изменено.


Продолжение: http://avn-msk.livejournal.com/1663945.html

<br><br><br><br><br>




Tags: Горбачёв, СССР, диверсии, перестройка, пиздец, предательство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments